Краеведческий альманах юго-восточного Подмосковья. История, культура и природа родного края   
   Главная страница arrow Творчество жителей arrow Костин Владимир Васильевич arrow Невостребованный клад
Главное меню
Главная страница
Новости
История деревень
Православные храмы
Публикации в прессе
Творчество жителей
Фотогалерея
О сайте
Контакты
Рекомендуйте нас
Гостевая книга
Кто в онлайне
Сейчас на сайте:
Гостей - 7



Невостребованный клад

Версия для печати Отправить на e-mail
Так начиналась Семкина жизнь в городе. По утрам до чаю приборка, а потом как открывались лавки, сидеть в ней и ждать покупателей. Да посматривать, чтоб какой тать не пробрался.

Приходили покупатели. Семка звал Петруху, тот появлялся, обслуживал покупателя и затем куда-то исчезал обратно. Так с утра до обеда, и до закрытия лавки.

Постепенно Семка привыкал к новой жизни. Наблюдал, как приказчик, приворовывал у хозяина, утаивая часть выручки. Подмигивая, прятал деньги за пазуху, строго выговаривал:

— Смотри, не проболтайся! Прибью! … — и для острастки давал большого леща.

Семка терпел. – Битым нужно быть. Так солдат нагадал. Когда теперь богатым стану? – думал он.

Пока что его богатство в заветном кувшине росло плохо. За три года службы у попа, удалось скопить полтину, да и то полушками и третиками. Домой удавалось попасть еще реже, чем раньше. Только когда Ефрем собирался в ярмарочные дни, тогда и выпадала возможность повидаться с матерью.

Что ей обещали купец и приказчик, Семка не знал. А мать то же ничего не говорила. При встречах он видел только ее заплаканные глаза, да голодные взгляды младших братьев и сестры.

Торговал Ефрем галантереей. Иголки, нитки, материя. Съестного не было. Кормили у Ефрема неважно. Так что гостинцев Семка приносил мало. Да и сам еще мал был.

Время шло. Пролетел год, за ним еще. Семка начинал понимать городскую жизнь, торговлю. А с кем поведешься, от того и наберешься. Иногда уже и сам стал обслуживать покупателей. И то же начинал понемногу откладывать за пазуху. Город стал его стихией. Не пугали больше городские переулки и высокие стены Коломенского кремля.

К семнадцати годам у него начали пробиваться усы. Появился басовитый голос. Начали и лишние копейки появляться. Как-то однажды утром в лавку прибежал Гришка с криком: — Царь приезжает! …. У Семки екнуло сердце. Не соврал солдат! Царя увижу.

Царский поезд ждали к обеду. Все от мала до велика высыпали на улицу. Разговоры велись о предстоящей войне с туркой. Недавно туда прошло стрелецкое войско. И вот сам царь едет.

Все ждали раззолоченной кареты с боярами на запятках. Но он появился неожиданно. Царский возок оторвался от свитских колымаг и позолоченных рыдванов сопровождающих бояр и влетел на площадь. На него никто не обратил внимания. Все ждали кареты. И только когда в толпе пронеслось: — царь то уже приехал. Здесь он! Вон в том возке прибыл. Все поняли, что пропустили самое главное. И когда показались золоченые свитские кареты, волнение опять возникло. Кто-то называл фамилии выходивших сановников. Но Семка на это уже не обращал внимания. Его интересовал только царь, с которым ему предстояло разговаривать.

А Петр сразу же зашел в воеводскую избу, где для него был приготовлен обед… Отобедав, и отдав необходимые распоряжения, быстро уехал дальше.

И только потом по городу пронесся слух. Будет большой рекрутский набор. Всех жильцов, сидельцев прибирают в стрелецкое войско. С воеводского крыльца зачитали царский указ: — «Стольники, стряпчие и дворяне московские и жильцы! … Указали Вам всем быть на своей, великих Государей, службе… И вы б запасы готовили и лошадей кормили».

А за слухами, на следующий день по всем домам пошли офицер с солдатами. Кого же брать? … Семке забрили лоб и забрали с собой в рекруты. Хорошо еще успел котомку собрать, да свой мешочек за пазухой, где было отложено два рубля с семью алтынами. Семка как раз собирался в деревню попросится. А вместо этого всех «новиков» пешим ходом отправили в Москву. Да не по Болвановской дороге или по Брашевской, а по Шубинской, через Левичин стан, Ям, Котлы.

Определили Семку не в стрельцы, а в полк нового строя. Ему выдали суконный кафтан, ружье с багинетом (то же что штык или тесак). И началась его солдатская служба. Здесь он наконец понял, что такое ежедневная муштра, и наполучал столько зуботычин, что с лихвой отработал предсказанное. Капралы не церемонились. Плохо выполнил ружейные приемы, или с ноги сбился при перестроении шеренги, получай. …

Ближе к марту стали поговаривать, что опять на Азов пойдем. И тут неожиданно в полк приехал сам Петр.



 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >




Наверх
© 2017 Краеведческий альманах юго-восточного Подмосковья. История, культура и природа родного края
Наверх
Яндекс цитирования